Состояние борющегося с раком Николая Караченцова. Последние новости

Новый недуг осложнил состояние актера Николая Караченцова, который борется с раком легкого. В настоящее время народный любимец находится в Израиле, где проходит лечение на собранные добрыми людьми деньги.

Николай Петрович перенес шесть курсов химиотерапии и так ослаб, что сильно простудился. Из-за этого лечение от онкозаболевания пришлось приостановить. Об этом журналистам рассказал сын артиста Андрей. По его словам, к настоящему времени Николай Петрович уже пришел в норму, в этой связи Караченцов-младший рассчитывает, что ко третьей декаде мая очередной курс все же удастся пройти. Андрей ждет возвращения родителей в Москву к 17 мая.

Напомним, что рак легкого у Николая Петровича был выявлен в прошлом году, а его здоровье и без того вызывало опасения. Много лет назад он попал в страшную автокатастрофу, после которой стал инвалидом. Держаться на плаву ему помогает любимая супруга Людмила Поргина, благодаря которой он ведет достаточно активный образ жизни. Впрочем, многие по незнанию осуждают актрису за то, что она якобы не бережет силы и без того истощенного артиста.

В настоящее время Николай Караченцов вместе с супругой Людмилой Поргиной находится в Израиле. Актер уже прошел шесть курсов химиотерапии, что очень ослабило организм, поэтому на консилиуме врачи решили перейти к облучению. Журналисты связались с единственным сыном артиста Андреем. Тот рассказал о состоянии Караченцова, сообщив, что его подкосила новая болезнь, в результате которой пришлось на время прекратить борьбу с раком. К счастью, врачи сумели стабилизировать артиста.

«Мы надеемся пройти до 17 мая весь курс лучевой терапии. Папа немного там простудился, но его за два дня привели в порядок, и курс приостановился из-за этого. Но сейчас он уже в обычном режиме проходит курс лучевой терапии. И я их жду 17 мая в Москве», – передает слова Андрея Караченцова Пятый канал со ссылкой на ТАСС. 

Как утверждает сын, легендарный актер мужественно претерпевает невзгоды. «Более-менее нормально держится, чувствует и ведет себя бодро, то есть все в плановом режиме, скажем так. Пока не знаем, насколько эффективной оказалась лучевая терапия, потому что пока еще не делали снимки, обследования, но вот к концу этого курса будет понятно», – сообщил Караченцов.

Отметим, что лечение Николая Караченцова в элитной израильской клинике оплатили его влиятельные друзья. Они собрали три миллиона рублей. Актер и его супруга Людмила Поргина снимают трехкомнатную квартиру в трех минутах ходьбы от больницы.

Жена Николая Караченцова: «Не мог он 23 года жить на два дома. Не мог предать меня, ребенка, родителей»

Людмила Поргина и Николай Караченцов сейчас находятся в Тель-Авиве, где актер, борющийся с раком легкого, проходит курс радиотерапии. В телефонном разговоре с «Домашним очагом» Людмила Андреевна рассказала о состоянии Николая Петровича, поделилась воспоминаниями о совместной жизни, а также прокомментировала скандальное интервью балерины Дмитриевой, в котором та рассказывает о близких отношениях с Караченцовым.
inside.jpg
28 февраля 2005 года актер Николай Караченцов находился за городом, на даче, когда узнал о смерти тещи. Сев в машину, он поехал в Москву, чтобы поддержать жену, Людмилу Поргину. Эта ночь перевернула его жизнь — на скользкой дороге актер попал в страшную аварию, последствия которой семья преодолевает много лет. Полгода назад у Караченцова диагностировали рак легкого, лечение продолжается до сих пор. С конца марта актер находится в Израиле, где решается, как говорит Людмила Поргина, «вопрос жизни и смерти». Как проходит лечение, она рассказала в интервью главному редактору журнала «Домашний очаг» Наталье Родиковой.

10517437_820547611330511_272684451493955138_o.jpg

Людмила, расскажите, где вы сейчас находитесь и почему?
Мы в Израиле, в знаменитой клинике «Ихилов», куда нам порекомендовали обратиться российские врачи. В России нас ведут замечательные специалисты. В первую очередь мы очень благодарны Тарабрину Евгению Александровичу, руководителю научного отделения неотложной торакоабдоминальной хирургии в больнице Склифософского, и его правой руке — Саприну Артему Анатольевичу. Это именно они провели Коле первую операцию и подтвердили диагноз — рак легкого. Потом Департамент здравоохранения направил нас в 62 онкологическую больницу в Красногорске, где мы сейчас лечимся у замечательного Строяковского Даниила Львовича и где Николаю Петровичу сделали шесть приемов химиотерапии. Когда опухоль уменьшилась до трех сантиметров, собрался консилиум, который пришел к выводу, что надо делать облучение. И нам посоветовали замечательного врача и прекрасную аппаратуру в клинике «Ихилов». Мы сразу нашли компанию, которая организовывает все лечение, созвонились с ними, они нам подыскали квартиру, связали со всеми профессорами для консультаций, все подготовили, и мы буквально через несколько дней вылетели в Тель-Авив и начали лечение.

Теперь каждый день мы ходим в клинику, везем Колю на коляске, потому что ему дают такое расслабляющее лекарство, чтобы он на облучении спокойно лежал. Вся процедура занимает ровно пять минут: его кладут, закрепляют, облучают, потом мы его забираем, он еще какое-то время отдыхает, спит. После этого мы едим фрукты, делаем зарядку, идем гулять, здесь парк замечательный — мы как раз подбирали, чтобы парк был без солнца, чтобы были деревья переплетающиеся и было прохладно.

31882732_1865678296817432_4589299648153255936_n.jpgУ клиники, где актер проходит лечение
Замечательно, что у нас здесь, в Израиле, много друзей и родственников, поэтому все нас холят и лелеют. Мы ходим в театр «Гешер», где работает главным режиссером Евгений Арье, замечательный режиссер, который учился у Товстоногова в Ленинградском театральном институте, а сейчас здесь ставит прекрасные спектакли, мы смотрим их, получаем огромное удовольствие. Вокруг много русскоговорящих евреев, приезжающих на лечение в Израиль.Все узнают Николая Петровича, целуют, обнимают, кричат: «Мы любим вас, желаем здоровья, молимся!»Позавчера мы с ним посетили гроб Господень, там тоже молились. То есть мы не скучаем тут, держим наш московский ритм жизни – и искусство, и прогулки, и путешествия. Я даже успеваю сбегать на море, пока еще не купалась, но уже хочется окунуться. Погода отличная, настроение хорошее, вокруг очень красиво, обилие фруктов (что Коле сейчас важно), птицы поют, кошки, собаки приходят, которых мы кормим. В общем, мы как на даче, и уже нам сказали, что есть подвижки по здоровью, а ведь мы прошли только половину пути. Надеемся, мы выиграем в этой борьбе.

Ваша энергия, конечно, поражает! Вы всегда были таким неутомимым холериком?
Знаете, как Коля говорил? «Лучше б ты пила, курила и поменьше энергией бурлила!» Мы же с ним живем на чемоданах, привыкли путешествовать, встречаться с людьми. Я все это всегда организовывала и продолжаю в том же духе. Коля, просыпаясь, первым делом спрашивает: «Куда мы сегодня едем?» Я сообщаю наше расписание дня, и по нему уже живем. Все время что-нибудь придумываю. Завтра к нам, например, собирается прийти оркестр — сюда, на квартиру, поиграть нам вечером сальсы, поддержать Колино настроение. А уж он готов биться и бороться, сам говорит: «Нет ничего лучше жизни на этой земле и наших детей и внуков». Да, наша главная задача сейчас – это продолжать видеть наших детей, наших внуков, умных и красивых, всех их женить, всех выдать замуж, путешествовать вместе с ними. Вот сейчас немного подлечимся – глядишь, возьмем внуков и поедем в Японию, из всего Востока мы только там не были и очень хотим побывать.

Николай Петрович похож на вас или более спокойный?
Коля сам человек бешеной энергии, совершенно неукротимой. Он же всю жизнь спал только четыре часа в сутки. Приходил после спектакля, ужинал, до двух мы с ним разговаривали, смотрели телевизор, общались. Потом я уже не выдерживала, шла спать, он прослушивал новые записи песен, читал сценарии, в четыре часа ложился, а в восемь я его поднимала уже. Зарядка, душ, завтрак – и на Мосфильм. Все время у него запись песни, или съемка, или поездка куда-то, или концерты, он же почти весь мир объездил. Конечно, дом для него был отдыхом, поэтому он всегда просил: не надо ремонта, переездов, не надо, пожалуйста. То у него Чили, то Аргентина, то Гавана, то Австралия, то Америка – конечно, когда возвращался, он хотел отдыхать. А я ему: «Колечка, сейчас мы делаем ремонт» или: «Мы переезжаем на новую квартиру». Он говорит: «А нельзя ли отдохнуть, остановиться?» — «Нет, Колечка, все время двигаемся в нужном направлении». Так и продолжаем двигаться. Недавно были в Китае три месяца – лечились, так мы прошли все театры, все музеи, все ботанические сады, парки и цирки. Просмотрели все балеты, оперы, мюзиклы… Представляете, какой мы ведем образ жизни?

RIAN_146679.LR.ru.jpg
Представляю. Сложнее представить, как два человека с бешеной энергией могут мирно уживаться вместе. Обычно кто-то один немножко скандалист, а второй его чуть-чуть гасит…
Нет-нет, знаете, его несгибаемая воля и мой несгибаемый эмоциональный ритм – все это как-то тихо смягчается, мы друг друга обожаем, мы даже за всю жизнь ни разу не ссорились, у нас не было повода.Он же дорогой мой, талантливый, красивый, самый умный, обаятельный, и когда приходил домой, он просто был такой нежный, такой кот.Даже говорил: «Если бы я не был актером, я бы больше времени провел на диване». Он любит очень дом, тишину, чтобы обсудить что-то, поговорить, помурлыкать, послушать хорошую музыку. Но при этом, когда он входил в квартиру, всюду включался свет, во всех комнатах, всюду включалась музыка, так что создавалось впечатление Большого Симфонического оркестра.

Я Колю очень прекрасно понимала, он очень много работал, и надо сказать, что и с его тоже темпераментом, он никогда мне даже замечания никакого не сделал, только хвалил. Если что-то не понравится, то он мягко скажет, никогда не обижал, очень ласковый человек. По природе безумно воспитанный и благородный. Редчайшее стечение качеств в человеке сегодняшнего времени.

TASS_172690.jpgНиколай Караченцов и его супруга Людмила Поргина во время церемонии венчания в церкви Симеона Столпника на Новом Арбате, 2005 год
Вы всегда были такой понимающей и принимающей женой, или это пришло с опытом, с течением жизни семейной?
Ну во-первых, я искала его очень долго, а когда нашла и полюбила, то, увидев многогранность его таланта, я сразу же прекрасно поняла и потом отдавала себе отчет, что я талантлива, я красива, да, но он — гениальный, понимаете? Поэтому моя задача была помогать ему — создавать, творить, жить.А когда мы родили ребенка, Коля запретил мне вообще сниматься. Он сказал: «Теперь у нас есть малыш, который должен быть воспитан в традициях и твоей семьи, и моей».И я действительно отказалась от кинематографа, хотя мне очень нравилось, очень. Но, выезжая в другой город на площадки съемочные, я просто видела, как Коля нервничает, как он не спит, как переживает, как страдает, и… пришлось чем-то пожертвовать ради того, чтобы был мир и покой в семье. Я горжусь тем, какого мы вырастили сына.

Из Николая Петровича получился хороший отец?
Замечательный! Мы поженились в 1975 году, и, естественно, нам очень хотелось, чтобы через год был сыночка. Но забеременела я только через два года. Мы очень обрадовались, я знала, что это мальчик, хотя тогда не делали УЗИ.

Помните, как сказали мужу о том, что ждете ребенка? Как он отреагировал?
Да он просто орал, кричал, бегал по квартире как сумасшедший! Мы в тот день пришли со спектакля, я говорю: «Знаешь, что-то я себя так плохо чувствую, мне кажется, что-то должно у нас произойти». Тут же он закричал: «Да! Да!» Тут же меня отправил к гинекологу, где подтвердилось, что у нас будет ребенок. Срок, правда, поставили неправильный, потому что я была худая, как скелет. Я же и на сцене была до последнего, ничего не было видно. Вот я играю проститутку, извините, танцую, а на следующий день еду рожать. А накануне вообще бегу за троллейбусом, чтобы успеть на него сесть. Никто мне, кстати, за всю беременность не уступал места, даже когда просила, все ржали: ты беременная три минуты что ли? В общем, живот был маленький и Андрюша родился худенький, маленький, рыжий-рыжий, огненного цвета волосы совершенно.
Вообще роды были очень смешными.Коля тогда снимался в фильме «Пока безумствует мечта» по сценарию Аксенова. Когда начались схватки, я звоню в съемочную группу, в редакцию, и говорю: «Добрый день, вас беспокоит жена Коли Караченцова». Мне отвечают: «Очень приятно, а вас слушает Вася Аксенов». Я: «И мне очень приятно, знаете что, мне очень нужен Коля» – «А Коля на съемочной площадке». — «Вы понимаете в чем дело, у меня начались роды».Он так паузу сделал: «А вы не можете остановиться с родами? Мне же надо добежать»Отвечаю: «Да как же я остановлюсь, у меня схватки идут уже три часа!» Аксенов кричит: «Стоп, стоять, не двигаться!» и бежит в соседнее здание: « Коля, твоя Люда рожает!». Коля стянул усы и в этом костюме, в каком был, прискакал домой, быстро переоделся, и мы поехали в роддом. Волновался, у медсестры еще спросил: «А может, у нас тут все как-нибудь… Может, еще не рожаем?» Медсестра говорит: «Рассосется что ли? Идите спокойно домой, папаша, мы вам родим». На следующий день, когда я уже родила, лежу в палате, вдруг входит какой-то доктор в белом халате и с букетом цветов. И таким голосом низким говорит: «Где здесь Людмила Поргина?» Я из-под простыни отвечаю: «Я здесь». И только тут понимаю, что это Коля пришел, а здесь же лежат женщины, рожают, раздвинув, простите, ноги, готовятся, и он такой пришел. Они потом его тоже узнали, засмеялись, прикрылись одеялами. И каждый день он приходил, приносил цветы.

RIAN_2954910.LR.ru.jpgНиколай со своим сыном Андреем, 2016 год
И его вот так пускали?
Ну а как его не пустишь? Во-первых, он уже был артистом известным, он уже снялся в фильме «Старший сын», уже сыграл Тиля в «Ленкоме», уже был назван первым молодым актером Советского Союза. И потом, его пробивная способность — невероятная. Когда нашего сына оперировали уже во взрослом возрасте, у него был аппендицит, Коля приехал с концерта из Дворца Съездов — в смокинге, в бабочке.Ворвался в больницу, в операционную, его медсестра грудью сдерживала. Он ей: снимай халат. Она сняла халат, он его надел и встал у операционного стола.Простоял всю операцию, потом сидел с Андрюшей всю ночь в палате, а утром сказал: «Теперь, сыночек, я уйду только тогда, когда ты пройдешь несколько шагов по лестнице и когда я пойму, что ты настоящий мужик и у тебя все в порядке».

Ничего себе!
Да, и когда меня выписали, у меня была температура 40, я месяц болела, и Коля отменил все съемки — и был отцом. Он пеленал ребенка, он его кормил с ложечки, сцеживал мне грудь, все делал. И первое слово нашего сына, было, конечно, не «мама», а «папа». Любил и любит Андрей своего отца безумно. И когда случилась эта авария, я думала, он сойдет с ума от горя, потому что он не понимал, как его папа, уникальный папа, атлет, спортсмен по прыжкам в воду, теннисист и вообще умница, как может с ним что-то случиться, как он может покинуть этот мир?

И в этот раз тоже, с этой опухолью – очень переживаем. Мы все — Андрюша, невестка Ирочка и наши теперь уже трое внуков рыжих-конопатых, все обожаем нашего дедушку, все молимся за него, чтобы Коля выздоровел. Дети у нас очень талантливые все, музыкальные, похожие очень на Колю… Был такой момент, когда он вышел из реанимации и узнал, что у него родилась Яночка, вторая внучка, он заплакал. Я спрашиваю: «Почему ты плачешь?» — «Потому что я живой, и есть продолжение моей жизни, моей крови. И значит, я буду жить, жить…» Понимаете, как это важно для него?

Вдвойне обидно, что в это же время, когда человек так борется за свою жизнь и стоит буквально на одной ноге, появляются эти крамольные публикации с этой балериной – это так все смешно и трагично.И противно оттого, что мы так много вкладываемся в Колино здоровье, в то, чтобы он жил, радовался, смеялся, улыбался, что-то все время предпринимаем, куда-то летим, лечим, что-то делаем — мы как перекати-поле ради жизни человека. И неужели стоит писать какую-то гадость, причем выдуманную, вранье, чтобы убить этого человека? Или что они хотят — убить меня? Зачем вся эта грязь? Ведь ни я, ни Коля в глаза ее никогда не видели.

То есть вы вообще впервые слышите об этом? Об этой женщине?
Ну конечно! Как будто кто-то проплачивает, кому-то это надо. И ведь мы живы, и я, и Коля, ну почему Андрей Малахов не позвонит Коле в Тель-Авив, не спросит, знает ли он эту Лену Дмитриеву, было ли что-то. Ну ответил бы человек, приехали бы сюда, сняли бы его. Коля видел ее в передаче. Он сначала хохотал, говорил: «Она сумасшедшая, она психически больная». А потом ему стало плохо — это же грязь. Я говорю: «Коля, плюнь на это, собаки лают, а ты идешь, ты живой. Ты смотришь мне в глаза, ты засыпаешь, прижав мою руку к сердцу. А люди – ну что люди, бывает и зависть, и месть, и все что угодно».Он просил прощения у меня, и просил прощения у медсестры, которая была рядом: потому что ей же тоже пришлось погрузиться в это дерьмо, извините.Но главное, мы же ответственны не только за себя, но и за свою семью. Эту передачу смотрели наши внуки, наши дети. Ну дети понятно – они взрослые, знают нашу жизнь с Колей и именно поэтому понимают всю степень мерзости, которую люди сделали. Но внуки! Петя шестнадцатилетний сказал: «Если она дура, это навсегда, но если она подлая, то это уже наказуемо». А Яночка наша – со своими голубыми глазами, с конопушками, красавица длинноногая, длинноволосая – говорит: «А разве это может быть правдой? А если нет, то как же можно так говорить, там же миллион зрителей!».

Этим же можно и убить человека.Он ночь потом не спал, мы с ним сидели, я дала ему успокоительное, говорила: «Коля, ну ты пойми, ну разве в первый раз они говорят про тебя какую-то ерунду? Помнишь, мы с тобой Новый Год встречали в Турции? Утром на рассвете пошли смотреть на солнце, а вечером включаем НТВ – фильм «Любовницы Караченцова». Эти люди приходили к нам домой, снимали интервью, а потом смонтировали это все под его любовниц. Марину Ширшикову ту же назвали, ученицу, которую он вырастил. Олю Кабо, его партнершу, одну из лучших наших актрис и красавиц. Да, действительно красавица, мы до сих пор дружим, вот были у нее на пятидесятилетии, порадовались и за ее дочку, и за сына замечательного совершенно, выросшего на наших глазах. Зачем это безумство? Почему людям хочется это делать? И особенно — в такой момент.

Человек прошел химиотерапию, сильнейший курс, он ослаб. Он принимает сейчас радиотерапию, это еще сильнее. Он еле держится с последними своими физическими силами. Я ему читаю стихи, пою песни, мы ему создаем атмосферу любви и радости, чтобы поддержать… Какого же хрена вы убиваете его? Ну хоть задумайтесь, что вы делаете.

20767_P_000004_001.jpg
Сама Елена не пыталась с вами связаться? 
Да, мне сейчас звонят, передают, что она просит извинений, якобы хочет встретиться, «простите, простите». Но она мне не нужна, я ее знать не знаю, и я не хочу участвовать в этом копании дерьма. Как СМИ разбирают эту Виталину с Арменом Джигарханяном, уже в течении полугода на телевидении. Ну что мне Виталина? Для меня Армен — человек, он с нами работал в театре, он жил с нами рядом, мы видели все его работы, Коля с ним снимался, он нам близкий человек. А кто такая Виталина? Почему я должна в этом копаться? Так и здесь.

Коля всегда жил ради света. Ни на одном своем спектакле, ни в одной своей песне он никогда не опускал людей, он только поднимал их души. Ему руки целовали, когда он выходил со спектаклей и с концертов. Женщины, мужчины плакали – потому что он открывал им душу. Он великий человек – не тьмы, а света. И предать меня – жену, ребенка, своих стариков – да не мог он, у него бы сердце разорвалось.Это же смешно читать: 23 года из 45 жить на два дома. Да он бы помер давным-давно, он так не умеет жить.Знаете, какие красивые слова он мне говорит? Не «я люблю тебя», а «я обожаю тебя»! «Ты счастье мое», «ты жизнь моя». А знаете, как он уходил на все операции? Он брал мою руку и говорил: «Только не бросай меня, дойди до конца, пока я не уйду в забытье». Только когда начинал действовать наркоз, только тогда я уходила. И приходила, когда он должен был открыть глаза.
Когда он из комы вышел, сразу написал: надо срочно обвенчаться.Наверное, он повидал там все и понял: чтобы быть вместе вечно, мы должны быть вечны перед Богом. И он встал через шесть месяцев и обвенчался со мной. Это был его подвиг, потому что он шатался, сил не было, его всего трясло. Я держала его за руку, говорила: «Сядь на стул». — «Нет, перед Богом стоять должен. Перед Богом беру тебя в жены». Стоял, понимаете. И люди, которые пришли в церковь, все рыдали. От мощи человеческой, которая, вопреки немощи физической, совершает поступки. Вот такой мой Коля.

«РОССИЙСКИЕ ВРАЧИ ЛЕЧИЛИ КАРАЧЕНЦОВА ПРАВИЛЬНО»

Состояние Николая Караченцова мы попросили прокомментировать Марка Каценельсона, генерального директора Sapir medical, медицинской компании, которая занимается организацией лечения Караченцова в Израиле. 

Мы получили выписки Николая Петровича после того, как он прошел 6 химиотерапий в России, и важно отметить, что мы получили очень хорошее, качественное заключение. Был большой плюс в том, что израильские врачи и российские между собой общались, и мы понимали точно его состояние. То есть рекомендации российских врачей оказались очень точными и правильными для назначения лечения.Пациент прошел две тяжелейшие аварии, две травмы головного мозга, серьезные операции, после этого было что-то наподобие инсульта.Конечно состояние человека после таких травм и химиотерапии не самое хорошее, но с другой стороны он сильный человек физически, и несмотря на то что он в 73 года столько перенес, выглядит он в целом нормально. Конечно, были проблемы с легкими, и ему было трудно дышать, и мы понимали, что есть какая-то инфекция, когда они приехали еще до начала лечения в Израиле. Мы провели большой консилиум, подключили пульмонологов, торакальных хирургов, радиологов, сделали повторное описание ПЭТ КТ, думали, проводить операцию или не проводить операцию и пришли к мнению такому же, как и российские врачи: что в его состоянии проводить операцию неправильно, он может не выдержать ее или восстановительный период будет слишком тяжелым. В общем, было принято решение проводить облучение.

Почему именно в Израиле? Несколько важных составляющих. Первое: в России боялись проводить облучение, потому что у Николая Петровича есть непроизвольные движения, он не может ровно лежать, из-за пареза руки.Плюс он очень нервничает, когда он видит больницу, врачей, это у него уже происходит на каком-то инстинктивном уровне, поэтому непроизвольные движения могут усиливаться. И в России врачи боялись, что не смогут в таком положении с поднятой рукой делать облучение, нужно было спокойное состояние. В Израиле изначально сказали, что никаких проблем с этим не будет, да, есть небольшой риск, но бывали случаи очень успешные в состоянии намного более сложных больных, чем Николай Петрович. Сейчас уже прошли больше половины сеансов облучения и мы понимаем, что все делается правильно, ему дают легкое успокоительное перед процедурой, его, конечно, настраивают и Людмила Андреевна, и сиделка-медсестра. После того как они пройдут весь курс облучения, они уедут в Россию, и конечно, мы будем уже дальше с российскими врачами поддерживать связь, следить за динамикой лечения. Практически всегда – я говорю это с осторожностью, потому что это все-таки медицина, а не математика, — облучение так влияет на болезнь, что опухоль уменьшается значительно и мы обычно говорим о продлении жизни.Сколько это продлит жизнь Николаю Петровичу, сейчас сказать трудно, но однозначно продление жизни должно быть.Конечно, скорее всего будет дальнейшее лечение, наверное, будет химиотерапия, но самое главное, что он сейчас в надежных руках, его очень правильно лечили в России, именно так, как лечили бы лучшие специалисты на Западе. С одной стороны, по четким протоколам, с другой, верно относительно именно его состояния, и благодаря этому опухоль значительно уменьшилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *